zlyuka
Уф, закончила. Ой, нелёгкая это работа... Зато интересная.



В: Перейдём к совершенно другой теме. Долгие годы «Сверхъестественное» называли «мал, да удал», а теперь у него появляется наследник - ответвление (спин-офф). Нравится ли вам, что сериал растёт вширь, и как, по-вашему, нынешние фанаты «Сверхъестественного» отнесутся к ответвлению?

Д: М-да, хороший вопрос. Знаете, я всегда с осторожностью относился к сериалам-ответвлениям. Мне кажется... Ну, я даже не знаю. Мне кажется, что оригинал всегда лучше, нельзя сказать, что спин-офф не может стать чем-то особенным, мы на примере «Первородных» видим, как это бывает. Итак, есть ли у них потенциал? Конечно. А получится ли у них? Кто знает! От провала не застрахован ни один сериал. Каждый из снимающихся сейчас пилотов с вероятностью в 86 процентов ждёт провал. В общем, то, что они идут прицепчиком к относительно успешному сериалу, будет неплохим подспорьем, но, вместе с тем, предполагается, что они потянут за собой часть нашей аудитории, а, следовательно, им придётся держать планку. Мы трудились в поте лица все девять сезонов, так что, надеюсь, они тоже не подведут. У них неплохой сценарий, приличный актёрский состав. Через пару часов, кстати, у меня с ними встреча. Будет интересно посмотреть, смогут ли они обработать то, что мы создавали девять сезонов, и превратить это во что-то иное, но тоже успешное. Получится ли у них - не знаю. Я не буду притворяться, что знаю все ходы и выходы эфирного телевидения, и какой сериал выстреливает, а какой - нет. Я просто прихожу на работу, произношу свой текст, изображаю то, что просят, а больше от меня ничего и не требуется.

В: Вот и славно. Я знаю многих из фанаток «Сверхъестественного», кто собирается смотреть, мы будем поддерживать их, сколько сможем, будем болеть за них, так что...

Д: Приятно это слышать. Когда я их сегодня увижу, я им передам, что, если они пролетят, то, значит, сами виноваты.

В: Так и передайте. Вы очень высоко подняли планку, так что, посмотрим.

Д: Мы с Джаредом даже шутили, что надо явиться на читку в больших солнечных очках, со стаканом скотча в руке и с порога заявить, что секрет успеха - с утра напиться.

В: Так и надо сделать.

Д: Меня, прямо, так и подбивает прийти туда и вести себя с ними по-свински, но я не смогу. Практически, дедовщина. Мы - такие все из себя деды, а они - новобранцы.

В: Точно. Так, может, стоит показать им кто дед, а кто нет?

Д: Даже не знаю, по большому счёту, мы пересечёмся с ними только один раз. Если их эпизод всё же станет сериалом, то они, попытаются организовать съёмки в Чикаго, а мы будем снимать своё шоу. Так что, по нашей доброте душевной и ко всеобщему благу, мы просто дадим им парочку советов и будем надеяться, что они их услышат.

В: Вы уже почти десять лет играете Дина Винчестера. Скоро будет десять лет. Если оглянуться назад на ваш персонаж и его эволюцию, не могли бы вы немного коснуться того, какие сюжетные линии по большому счёту сформировали из Дина взрослую личность?

Д: Охота отца была неотрывной составляющей формирования характера моего персонажа - кем он был и как стал тем, кем стал. Это определило идею направления, в котором он будет развиваться в эмоциональном плане, словом, первые два года были годами становления. А что касается более позднего периода... Сюжетной линией чистилища было достаточно жёстко сформировано отношение Дина к своей жизни и к жизни других людей, его отношение к небесам, чистилищу, аду. Чистилище помогло ему прояснить многие вопросы относительно его цели в жизни. Мне очень нравилась та сюжетная линия. Мне нравились персонажи, которые появились вместе с ней. Мне нравились места съёмок и то, как эти съёмки велись. Я думаю, получилось очень здорово. Но, что гораздо важнее, на Дина очень сильно повлияло его пребывание в чистилище. Другой сюжетной линией из этого перечня можно назвать период, когда Сэм пил кровь демона, а Дину пришлось наблюдать со стороны, куда катится его брат. Ему пришлось в одиночку справляться с этой ситуацией, он чувствовал себя беспомощным, и, мне кажется, что это распалило в Дине желание вмешаться, а не наблюдать со стороны, как его брат катится в пропасть. Мне кажется, это многое говорит о характере Дина, о том, кто он есть и каким он станет - тем, кем мы его знаем по прошлому сезону и по нынешнему. Несомненно, были и другие события, которые повлияли на формирование характера Дина, все люди развиваются, так что, и эти парни не исключение.

В: Вопрос по той же теме: какие решения, принятые Дином в предыдущие годы, вы бы хотели пересмотреть и, возможно, изменить?

Д: Хм, да, не приглашать (смеётся) Гадриэля в моего брата. Думаю, это было бы первым номером в списке. Именно из-за того решения Дин сейчас чувствует себя так, как сейчас. Ему кажется, что всё, к чему он прикасается, превращается в золу. Сейчас он дошёл до состояния, когда может плюнуть на всё и начать сотрудничать с Кроули. Ему плевать, кто пострадает, (пауза) то есть, не так, ему не всё равно, кто пострадает, главное, чтобы это не были близкие ему люди. Так что, если бы ему выпала возможность вернуться назад и пересмотреть свои прежние решения, он бы изменил парочку-другую.

В: Бывали периоды, когда вам приходилось играть Дина при том, что Джаред играл Сэма в каекстве Гадриэля, Иезикиэля и других инкарнаций. Вы всегда старались играть Дина Дином, а это не всегда просто. Когда вам было труднее всего работать с Джаредом, играющим «Сэма-другого персонажа»? С кем было труднее всего?

Д: Труднее всего было работать с бездушным Сэмом, наверное, потому, что мы как бы поменялись ролями. Сэм внезапно стал резким, сухим, чёрно-белым и (пауза) не бессердечным, а скорее, неэмоциональным как Дин. Бездушный Сэм для меня был похож на Дина, и поэтому, чтобы показать контраст, я не мог играть Дина как обычно - грубияном с наплевательским отношением ко всему - ведь именно таким Джаред изображал Сэма, и это правильно, ведь если у тебя нет души, то тебе плевать с высокой башни на чьи-то желания или на то, как к тебе относятся другие. Сэм получился даже более грубым, чем Дин в моём исполнении, поэтому мне пришлось смягчить игру, что мне далось нелегко. Мне кажется, что Дин в том сезоне получился больше всего похож на скулящего щенка. И мне было тяжело, мне и так мой персонаж не очень нравится, (смеётся) а уж тем более мне не нравилось играть его таким. Вот, для меня было нелегко изобразить то, во что в том сезоне из-за бездушного Сэма превратился Дин. Из Дина как бы полезла наружу его неприглядная сторона – скулящий щенок, и мне было чрезвычайно неловко его играть, но, к несчастью, это было необходимо для дела, чтобы подчеркнуть контраст между просто Сэмом и бездушным Сэмом. Как вы и сказали, Сэма мы повидали в самых разных вариациях, а я… Я стараюсь сохранять Дина Дином. После того, как играешь его уже девять лет, оказавшись в той или иной ситуации, можешь запросто справиться с задачей, если ответишь на вопрос «а как бы поступил Дин?». И соответственно его играть. Я всегда вспоминаю, как Дин разруливал ситуации в прошлом, и это помогает мне определиться в настоящем. Поэтому, когда к нам пришли с идеей серии «Весь мир – театр», я сказал лишь одно: «Вы можете делать и придумывать всё, что угодно, но не заставляйте меня играть кого-то, кроме Дина». Сейчас я уже знаю, как изобразить его практически в любой ситуации, ну, конечно, не на сто процентов, но я знаю, как играть его, независимо от того, с чем ему приходится сталкиваться. Это же относится и к тому, как я играю Дина, когда он имеет дело не с Сэмом, а с Гадриэлем, Иезекиилем, бездушным Сэмом или Люцифером – с любой личиной Сэма, которые для него придумывали в течение этих лет. Дин всегда остаётся, хотя бы частично, Дином. Он может немного отличаться, в зависимости от того, что происходит с Сэмом, но общий знаменатель всегда один, и я спокоен.

В: А теперь у меня к вам два совершенно разных вопроса. Первый: можете ли вы подтвердить, что у вас на самом деле нет аккаунта в социальных сетях? У вас нет твиттера, фейсбука, инстаграмм, скайпа…

Д: Меня нет в социальных сетях. Я не подписывался в Myspace, когда он появился. Я никогда нигде не регистрировался. Никогда и нигде. Я знаю, что у меня, наверняка, куча аккаунтов. И, знаете, бывает, временами, у меня возникает мысль, быть может, стоит зарегистрировать какой-нибудь тайный аккаунт, чисто для удовольствия, что-то типа Instagram или Facebook, где я бы мог общаться с друзьями, но нет, я даже на это не иду. Так что, я не в курсе, что происходит в социальных сетях.

В: Даже если бы вам и захотелось где-то зарегистрироваться, то ваше имя уже занято, вам даже не удастся зарегистрироваться под собой, заняты уже самые различные варианты.

Д: Я в курсе, и это одна из причин – уже слишком поздно. Тот, кто притворяется мной, всё испортил, ну и плевать.

В: Верно. Верно. Вы не поверите, сколько людей думает, что там именно вы.

Д: С ума сойти. Послушайте, если ад застынет, и я по какой-то причине решу присоединиться к какой-либо социальной сети, я обязательно об этом сообщу во всеуслышание. Даю вам слово, что если я зарегистрируюсь там, то сделаю это не частным образом, а публично, чтобы все знали и понимали, что я продал душу дьяволу и «теперь у меня есть твиттер».

В: (смеётся) А теперь вопрос совершенно иного плана. Скоро мы узрим большой «Сверхъестественный» кинематографический дебют Миши. Каково вам было работать с ним как с режиссёром-новичком, спрашивал ли он вашего совета, и, самый главный вопрос: расскажите о розыгрыше с «тортом по лицу».

Д: Понятия не имею, о чём вы говорите.

В: (смеются)

Д: Касательно совета. Мы с ним обедали где-то за пару недель до того, как ему предстояло начать подготовку к съёмкам, и я вывалил на него столько советов, сколько мне хотелось бы самому услышать перед тем, как начать свою первую съёмку «Уикэнд у Бобби». Миша демонстративно вытащил телефон и начал делать заметки, но я не знаю, помогли ли ему мои советы, или он просто писал кому-то письмо и совсем меня не слушал. Да, я постарался рассказать ему как можно больше, намекнуть, чего ему стоит ожидать, но дело в том, что можно давать сколько угодно советов, но они либо вылетают из ушей, либо их просто игнорируют, потому что в итоге индивидуальность или инстинкт каждого человека берут своё. К счастью, Миша умный парень, да, к тому же, его окружали люди, отлично знающие сериал, которые его любят и помогают, так же, как помогали мне преодолеть все подставы режиссёрского дела. К счастью и к несчастью для Миши, мы с Джаредом совсем мало снимались в той серии. По-моему, мы проработали вместе всего дня три. Так что пришлось устроить ему тёмную в Самый Первый День. К несчастью для него, у нас не было восьми съёмочных дней, так что «Извини, приятель, у нас есть только сегодня и завтра, не повезло тебе». И ему досталось. Вообще-то, это вы виноваты. Ходило столько разговоров о том, что мы с ним сделаем, так что нам просто пришлось, иначе было нельзя. Так что, во всём, что с ним случилось, виноваты фанаты. Я тут вообще ни при чём.


В: (смеётся) Это он сам виноват. Он первый сказал, что ужасно боится того, что вы собираетесь с ним сделать.

Д: Ну, мы просто претворили в жизнь его пророчество.

В: Кому пришла идея с тортом? Мы видели, как Миша два раза получил тортом в лицо. Неужели что-то не попало на видео?

Д: У нас было много идей. У меня был целый список. Очень длинный список, но нам мало что удалось, потому что после Самого Первого Дня он принял чрезвычайные меры предосторожности, так что... Сами понимаете. Были очень неплохие идеи, но, к сожалению, нам удалось только два раза заехать ему тортом в лицо, да ещё Джаред, кажется, украл его сценарий. Самые крупные розыгрыши нам проделать не удалось, так как, во-первых, мы не могли присутствовать, а, во-вторых, нам не удалось обойти его систему безопасности.

Вот и всё, на том и попрощались.

Спасибо за транскрипт @bittercasgirl


@темы: спойлер, Дженсен Эклз, 9 сезон